Все плохо. Надежды операторов на облегченный формат хранения данных для «закона Яровой», возможно, становятся несбыточными


Минкомсвязи с полуторамесячным опозданием подготовило набор подзаконных актов, конкретизирующих пакет поправок от Ирины Яровой и Виктора Озерова. Одна из их базовых целей — минимизация рисков, связанных с действием поправок, главным образом в той части, которая касается финансовых последствий закупки и модернизации оборудования операторов связи и провайдеров. В актах должны были непосредственно уточняться порядок, срок и место хранения указанной в поправках информации.


Несмотря на отсутствие в публикации каких-либо документов к моменту истечения заданного срока, в начале ноября представители минстерства сообщали, что ведомство со своей частью работы справилось. Если точнее, то речь шла о своеобразной отработке техзадания совместно с операторами связи, по итогам которой документы были переданы в Минпромторг, который теперь должен заниматься вопросом согласования потребностей исполнителей закона с отечественными производителями оборудования, которое им может понадобиться. 


Читать дальше →

Сбербанк: храните деньги в сберегательных акциях

Аналитик Conomy Роман Резник рассмотрел Сбербанк России — крупнейший банк в России и СНГ с самой широкой сетью подразделений, предлагающий весь спектр инвестиционно-банковских услуг. Учредитель и основной акционер Сбербанка — Центральный банк РФ, владеющий 50% уставного капитала плюс одной голосующей акцией.



Аналитик рассмотрел активы банка, кредитный портфель, вклады физических лиц и средств предприятий и организаций.


Читать дальше →

Сократить несокращаемое, или Немного об антикризисном плане Минфина по заморозке бюджетных расходов


Как известно, Минфин в конце июня в рамках презентации нового антикризисного плана внес предложение о фиксации расходов федерального бюджета на ближайшие три года на номинальном уровне прогнозных показателей 2017 года. Сумма расходов составляет на текущий момент 15,78 трлн рублей, и именно столько, по мнению министерства, может себе позволить в ближайшие три года тратить страна, не разгоняя инфляцию, не опустошая резервы и не прибегая к излишнему наращиванию госдолга.


Согласно текущим расчетам, дефицит бюджета в этом году вырастет почти до 3 трлн рублей и составит значительно больше бумажных 3% ВВП — при этом в условиях достаточно вялой приватизации и налоговых сборов, не дотягивающих до ожидаемых величин, в Резервном фонде к концу года останется менее триллиона рублей.



Читать дальше →

Есть ли жизнь после Резервного фонда?


14 июня Минфин предоставил данные об исполнении федерального бюджета за первые пять месяцев 2016 года. Согласно озвученной информации, доходы за январь-май составили 4,64 трлн рублей, из которых нефтегазовые доходы составили рекордно низкие за последние годы 36,2% — всего лишь 1,68 трлн. Расходы же составили 6,13 трлн рублей, следовательно, дефицит бюджета на данный момент уже достиг 1,49 трлн.

При этом 96% этого дефицита финансируется за счет внутренних источников — и 780 млрд из 1426 пришлось на средства, щедрой рукой зачерпнутые из Резервного фонда. Казалось бы, в целом это нормально, ведь такова суть Резервного фонда — он формируется за счет нефтегазовых сверхдоходов и расходуется, когда объем поступлений в бюджет недостаточен для обеспечения нефтегазового трансферта.
Читать дальше →